О срывах

В школах и вузах за плохую учебу – двойки, здесь наказание бесконечно строже, на уровне «быть или не быть».

«Что посеешь, то и пожнешь» – очень подходящее нам выражение: что наработаешь в обучении трезвости, то и получишь.

Как только начинает человек подчиняться лени: проводит в дневниках формальные отписки, пропускает их под надуманными предлогами (некогда, много работы, настроение плохое, дожди идут… и т. п.) – «тетушка Немезида» тут как тут: получай срыв – рецидив алкоголизма. А выйти из такого штопора удается, мягко говоря, далеко не каждому, а если точнее, редко кому удается.

Первые тревожные «звоночки» – отписки, формальные примитивные фразы в дневниках: «Мыслей нет» (т. е. в переводе – размышлять, работать над своим сознанием не хочу), «Алкоголь – яд», «Пить вредно» и т. п. «Шедевр» – «Хи-хи, ха-ха, лечусь от “А”» (Алкоголизма). Такие выражения – предвестники будущего разгрома на фронте обретения ясного мышления.

В этих случаях вовремя не поправишь, не подскажешь, не попробуешь изменить отношение к работе с дневником – срыв неизбежен. При добросовестном же отношении срывов не бывает, а вот «хитрости», оправдания для своей лени – гарантия возращения алкогольной привычки. Хотя ты в постоянной готовности к неприятностям в работе, срыв является всегда неожиданно, особенно когда проходят месяцы трезвого воздержания. Именно воздержания, так как своим преступно легкомысленным отношением слушатель выращивал осколки недобитой алкогольной программы, и вот «спящая собака проснулась». «А в коллегах тех не было сходства с убийцами…»

Окружающие, которые сами подносили, настаивали, уговаривали хлебнуть алкогольного пойла, потом с глупыми улыбками произносят: «А мы не знали…» Жены, матери, дети, уже привыкшие к нормальному состоянию человека – в ужасе. Бывшие собутыльники, враги тихо радуются. А «виновник торжества» ощущает прилив жуткой тоски, потери, «как будто человека убил». Да, убил – в себе – трезвого, хорошего, пробудившегося было от алкогольного дурмана человека. Как правило, вера в свои силы подорвана, чувство моральной подавленности, «ощущение, что ты убежал, изменил, предал все светлое и дорогое».

Теперь все сначала – и удвоенная ответственность и терпение. Начинаешь разбираться – как же так, неглупый, образованный человек, хорошо отрабатывал теорию, писал правильные выводы, и вдруг провал? «Да я, бывало, после дневников телевизор посматривал», – мямлит «герой». Да ведь сотни раз говорено, дано под запись, что вести дневники – только перед сном, во всех других случаях они бесполезны!!!

И начинаем все снова. Предварительно изучим механизм срыва. Описание некоторых из них перед вами.

Если с вами произошло такое – это не повод опустить руки и решить, что «все покончено». Да, честно скажу, такое случается, лишь если период трезвости был недолог. Потому что, вкусив трезвой, счастливой и свободной жизни, вы даже после сокрушительного, страшного падения не захотите больше оставаться в той яме, где пребывали еще недавно.

Наверх!

Любой ценой – наверх, обратно, в трезвость, в семейное счастье, в нормальную работу.
А получится?
Да. Но сначала нужно внимательно и беспощадно проанализировать опыт
своего падения. Описать его.

Описания срыва. Отрывки из сочинений разных участников антиалкогольных тренингов.
...
В четверг произошел срыв. Позвонил мне товарищ и просил приехать, у него неприятности. С товарищем знаком 25 лет и пил с ним постоянно. В последнее время виделись редко. Пока ехал, появились мысли об алкоголе, отгонял их изо всей силы, но они возвращались. По приезде выяснилось, что у него неприятности по работе. Чем мог – помог ему, позвонил куда надо, вроде, получилось. И вот тут-то все и случилось.

Решили немного отметить, хотя я и пытался отказываться. Пока еще звонили, мысли появлялись уже постоянно. Я их давил как только мог, но напрасно. В общем, начали – и пошло, и поехало. Заночевал, потом поехали ко мне. Все пошло в том же духе. Пили в пятницу и в субботу, пока он не уехал.

В воскресенье чувствовал себя отвратительно: шатало, все болит, на душе ужасно, думал, помру. Ближе к вечеру нашел немного денег и купил бутылку водки. Тянул ее, как мог, но не опьянел совсем, а, скорее, одурел. Утром те же самые ощущения: неосознанное чувство вины – как будто человека убил. Два дня пролежал чуть живой, ощущение то же. Решил, что если не подохну, точно брошу пить. До сих пор не могу очухаться: шатает, кружится голова, руки, ноги сводит, еле пишу. Все ужасно, полная апатия и депрессия. Все, бросаю.
* * *
Первый срыв произошел в начале ноября, естественно, что при добросовестном отношении моем к работе по методуШичко поводов к выпивке не должно было быть, да и не было. В последнее время иногда одолевали мысли: «Может, попробовать грамм 50–100, ведь ничего не случится». Видно, забыл все, чему учился. То, что должно было случиться, и случилось.

После срыва, естественно, испугался, первоначально настолько, что позвонил В. В. и признался в содеянном. Потом немного успокоился и решил больше не срываться. Сожалею, что не прислушался к советам В. В., не встретился с ним, не пошел с ним на встречу в клуб. Тогда не случилось бы и второго срыва. Сейчас об этом вспоминать грустно, больно и обидно. Причины срыва видел в начале в том, что ча сто был в компании пьющих и хорохорился, что могу спокойно не пить, когда все пьют. Кроме этого, большая нагрузка дома (ремонт) и одновременно на работе. Усталость, нервы, нехватка времени для отдыха. Хотелось каким-то образом снять стресс: и в то же время видел, как этот стресс «снимают» этанолом другие. Но это, конечно, не основная причина. Просто, видно, где-то в глубине осталась алкогольная программа, и при неблагоприятных условиях она появилась снова. При встрече с В. В. я вспомнил, что иногда писал дневник не перед сном, а после еще досматривал телевизор или читал литературу. Выпил вначале 100 г водки. Потом допил начатую бутылку. Пил один. На другой день пришли ремонтировать квартиру два мастера и мой приятель. Угостил их коньяком и выпил сам. Они очень удивились, так как знали, что я не пью. Пока пил, было возбуждение, вместе со всеми веселился, хотя в сердце сознавал, что поступил мерзко, что не надо было этого делать. На другой день позвонил В. В. и признался ему. Потом решил справиться сам, три дня писал дневник, но не получилось. И вот результат – срыв второй и более тяжелый, в течение трех дней. Не ночевал дома, не ходил на работу, подрывал здоровье. Подвел сотрудников по работе, предал семью, пропил деньги. Поменял на дозу отравы все, что завоевал в течение 1,5 лет (включая лечение в наркологии) трезвой жизни:

  • уважение родных и близких;
  • авторитет на работе;
  • отбросил завоеванные результаты состояния здоровья;
  • на какое-то время потерял веру в себя, в свои силы.

Я не хочу возвращаться в алкогольное прошлое: галлюцинации, резаные вены, больница. Будущее при продолжении алкоголизма: потеря работы, потеря семьи, деградация, потеря здоровья, ранняя смерть.

Будущее при трезвой жизни: возвращение и преумножение всего положительного, что нажил за время трезвости. Будущую жизнь в ближайшие годы, 10 лет, до конца жизни вижу только в трезвом образе жизни!!!
* * *
В октябре месяце попал в компанию пьющих. Мне и раньше приходилось в них быть, но все было нормально. Как всегда, налил себе кофе. Предложили налить в кофе чуть коньяку – мол, это не повредит. После кофе налили сухого вина, и компания предложила выпить за хороший тост. Подумал, что 50 грамм сухого вина не окажет на меня никакого влияния. Не пил уже восемь месяцев и алкоголиком от сухого вина не стану. Слишком стал уверен в себе.

Далее стал употреблять более крепкие напитки. Стал настраивать себя употреблять спиртное только в исключительных, торжественных случаях и в малых дозах. Но алкоголь коварен. Появилось желание употреблять спиртное чаще. Начал пить при всяком благоприятном для этого случае. Пьянство усиливалось. В семье начались скандалы. Нависла угроза потери интересной работы. Здоровье стало резко ухудшаться; плохой сон, недомогание, раздражительность, грубость с окружающими. Прекратить пьянство, перетерпеть алкогольную жажду уже становилось тяжело, так как возникали абстинентные переживания. Принял решение повторно и более серьезно избавиться от алкоголизма, используя метод Г. А. Шичко.

Причины срыва предполагаю следующие:

  1. Не проявил до конца настойчивости и полного выполнения всех рекомендаций при ведении дневника.
  2. В процессе избавления от алкоголизма недостаточно твердо настроил себя на пожизненную трезвость, т. е. где-то в сознании осталась мысль на временную трезвость и далее на умеренное питье.
  3. Видимо, с течением времени изменилась программа дальнейшего отношения к спиртному, т. е. не было подпитки настроя на здоровый образ жизни и поэтому победили противодействующие силы.
  4. Подвела самонадеянность. В методШичко верил и верю сейчас, но свои силы переоценил, к работе по методу отнесся небрежно, халатно. Вывод: используя метод Г. А. Шичко, на этот раз полнее учесть свои промахи и ошибки, более серьезно заняться своим сознанием, освободить его от ложных взглядов и наполнить правдой о спиртных изделиях, последствиях их поглощения. Не останавливаться перед неудачей, настойчиво идти к трезвости и добиться ее на всю жизнь.

* * *
Поводом к выпивке послужила погрузка контейнера, когда провожали Михаила Михайловича. Я подумал, что выпью чуть-чуть и взбодрюсь, а оказался в запое. После запоя мысли были: «Зачем я напился? Никогда больше не возьму в рот этот яд». «Помогли» в компании пьющих, где я был долгое время, подуськивание – выпей да выпей, наконец, бутылка коньяка, которую дал Михаил Михайлович, когда я уходил. Пришел домой и решил выпить немного из подаренной бутылки. Неизбежный результат известен. Общее количество выпитого – примерно 1,5–2 бутылки в день крепких напитков. Пропил большие деньги (так как угощал друзей). Пил, и водку, и спирт и пиво, вино, коньяк, что попадалось под руку.

Самочувствие было очень плохое – два дня лежал, не вставая, не мог ни спать, ни есть.

Самое страшное последствие – нанес алкогольный «удар» по своей голове. Из окружающих – кто посмеивается и рад моему срыву, кто осуждает, и правильно делает. Поступок подонка и животного, других слов нет. Подвел прежде всего жену и дочь, которым давал слово не пить, и, главное, подвел людей трезвого образа жизни, которые считали меня своим и верили мне.

Причина срыва, по-моему, одна – моя плохая работа по методу. Задумал избавляться от алкоголизма – работай добросовестно, делай все вовремя: дневники, домашние задания. Не придется тогда хрюкать в запое. Качества, которые помогают мне в работе. Это возраст. Ведь 31 – это даже, наверное, не половина жизни, и если я избавлюсь от алкогольной и табачной зависимости, то следующие 31 для меня будут раем земным. Следующее качество – жадность. Мне всегда было жалко пропивать и прокуривать деньги, больше этого никогда не будет. И еще одно качество – это очень тяжелое, мучительное похмелье и заметная утрата здоровья. Будущая жизнь в случае продолжения алкоголизма – это конец всему, просто долго не выдержу, возможно, покончу с собой, такие мысли уже были.

Дополнительно может помочь в работе по отрезвлению хорошие спутники, близкие по интересам, интеллекту, то есть общение с такими же, как и я. Я хочу жить трезвым, и так оно и будет, другого варианта просто нет и быть не может.
* * *
Причины срывов у всех, как правило, одинаковы: безответственное отношение к дневникам и, как результат, «воскрешение из обломков» алкогольной программы. А оправдания, поводы найдутся всегда или их подскажут из стада окружающих алкоманов (Но в коллегах тех не было сходства с убийцами…).

Многие из сорвавшихся уже не в состоянии возобновить работу, но те, кому это удается, – обретают трезвость снова и затем многие годы радуют своим здоровым обликом, постепенно забывая, какие пропасти и завалы приходилось преодолевать на пути к победе.

Для профилактики срыва поможет «Послание сына», помещенное далее.

Прочитай перед тем, как идти на пьянку. Отец, ты совсем с ума сошел! Ты не представляешь, что ты творишь. Вчера, если бы я был дома, когда ты хотел ударить маму, я бы тебя изувечил. Можно не смотреть на то, что ты окончательно развалил семью, но то, что ты можешь сдохнуть в любой оплеванной подворотне, уже совсем плохо.

Тебе совсем надоело жить? Ты сам знаешь, что единственное, что держит тебя в этой семье, – это деньги, твои деньги, ради которых приходится перед тобой унижаться, строить из себя, что все замечательно. Если ты опять напьешься завтра, то может не выдержать мама. Она уже боится о тебе говорить, когда она вспоминает тебя, у нее начинается истерика. Сестра вообще не представляет, что у нее есть отец. Я тебя, как уже писал, готов изуродовать, когда вижу твои злые, пьяные, красные, лживые глаза. Тебя еще можно вылечить, хотя шансов уже немного, но мне кажется, что ты этого не хочешь. А захочешь ты этого, когда у тебя остановится сердце и несколько минут ты не будешь понимать, что происходит, а когда поймешь, будет уже поздно. Я не хочу, чтобы ты умирал, не хочу, чтобы ты уходил. Но если ты не перестанешь пить, придется избирать второе, потому что мне жалко маму.

Ты превратился в дикое, ненасытное к алкоголю существо. Ты ненавидишь жену, ее мать, ты забыл про своих детей. Ты даже на свою мать плюешь, зная, что она тебя ждет, ты приходишь пьяным в хлам! Я не могу спокойно заниматься уже около двух месяцев. Я сижу и думаю: «Когда он придет? Что будет с нами, когда придется его выгнать или случится самое худшее?» Если тебе опять будет невмоготу, то прочитай это снова, если и это не поможет, то тебе пора на свалку. Тогда ты вообще никому не нужен. И не думай, что в тебе очень нуждаются твои друзья-алкаши. Они над тобой в открытую насмехаются по телефону. Ты уже не мужик, если даешь слово женщинам и не выполняешь его.

Я не знаю, какие чувства у тебя вызовет это «послание». Может быть, ты лишишь меня всего, потому что не любишь правду в глаза, особенно из семьи. Может быть, у тебя в голове все-таки что-нибудь переключится. Может быть, ты просто на все наплюешь и подумаешь: «Да пошел он к черту, этот сопляк!»

Я смог бы сделать так, чтобы тебя отпинали до бессознательного состояния, добавив при этом, что при каждой следующей встречи с тобой пьяным тебе будут делать то же самое. Но я не буду этого делать, мне тебя жалко. Эти ребята, раз озлившись, могут тебя просто кастрировать без анестезии или что-нибудь подобное. И никакой суд тебе не поможет. Я не собираюсь тебя пугать, но это не шутки. Осознай, что мне уже 17 лет. Так что подумай в следующий раз, перед тем как пить, неужели тебе самому приятно на четвереньках по грязи ползти домой. А представь, что тебя кто-нибудь увидит... Короче, у меня уже пошли лирические отступления, а я этого не хочу. Я хочу, чтобы у меня был отец, а не кусок дерьма.

Не надо на меня обижаться, потому что я сын тебе только по документам. Ты ко мне относишься с пренебрежением: надо ему иногда пихнуть пару сотен, и он заткнется. А меня достало перед тобой унижаться. Если ты веришь в Бога, в чем я очень сомневаюсь, то попробуй представить, что с тобой будет, если твою душу поднимут из грязной подворотни. Ты загубил жизнь многим людям и мало кому действительно помог. Я имею в виду то, что ты натворил в семье, ты ничем не окупишь на стороне. Это моя последняя надежда.

Бывший, может быть будущий, но не настоящий сын.