Врачу, исцелися сам!

Отдельной страницей в моей памяти - представители медицины. С детства к этим людям я относился с трепетом, уважением, надеждой на непременную помощь и обязательное исцеление от любых болезней.

Во взрослом состоянии - болел не часто, а вот справки об освобождении от работы по поводу ОРЗ, реальных и мнимых, периодически были «праздничным подарком здоровью».

Твердая уверенность, что любые неполадки в организме врачи обязательно помогут устранить, на протяжении всей жизни согревает мое сердце. Людей в белых халатах, как и своих учителей, я почитаю как богов и трепетно уважаю.

Да и не только мною слова «врач сказал» воспринимаются как неоспоримое утверждение, истина, не подлежащая сомнению или критике.

Представьте мое состояние, когда в один прекрасный день раздался звонок и я услышал: «С вами говорит доктор медицинских наук, профессор Р. Я прошу вас помочь моему сыну избавиться от алкоголизма».

Военная сущность моя приняла стойку «смирно», затаив дыхание, «руки по швам». В душе кто-то радостно, по-щенячьи завилял хвостом и заскулил от восторга. «Как, меня, червяка, просит помочь профессор медицины?! Скорей, бегом, немедленно…»

И вот встреча. Сын профессора, тоже медик, потом вспоминал: собирались с утра с товарищем выпить «после вчерашнего», да позвонил папа - присылает какого-то знахаря-целителя, решил уважить отца, встретить и послушать вас.

К счастью, как и большинство умных врачей, Николай Иванович (сын профессора) не стал важничать: внимательно меня выслушал, не перебивая. Потом, работая по методу, он быстро входил в курс обучения, добросовестно вел дневники, обретая, соответственно хорошие результаты - осознанные трезвенные убеждения.

Далее привожу выписки из его дневников и мысли других представителей медицины, которым мне удалось помочь с помощью метода Г. А. Шичко. Многие друзья уже свыклись с моей трезвостью. Но среди знакомых есть индивиды, которые считают трезвость ненормальностью, настолько распространилось и укоренилось пьянство в России.

Программа: полный отказ от алкоголя во всех видах навсегда. Больно смотреть, как вокруг медленно, но верно сгорают, в общем-то, хорошие люди. Где могу, пытаюсь пропагандировать метод. Интерес есть, но с последователями туго.

Жаль, что метод имеет хождение в узких кругах и практически нет пропаганды - ведь сколько людей гибнет.

Вчера целый день был в компании пьющих - юбилей госпиталя. Отбивался от предложений выпить - довольно тяжело, не понимают, почему не пью. Отношение к пьяным - омерзение. (Вчера в форме - мордой в тарелке.) После вчерашней всеобщей госпитальной пьянки - молодец, что бросил эту гадость! Впечатление все по вчерашнему дню: классные специалисты, интеллектуалы - за час превращаются в животных.

На дне рождения, когда все травились водкой, чувствовал свое превосходство над ними. Пытался объяснить пагубность алкогольной привычки, но особенного понимания не встретил.

Я очень рад, пусть и несколько поздно, но все-таки стал нормальным человеком, без самоотравления этанолом и табаком.

Стараюсь всем, кто меня окружает, объяснить, что отказаться от алкоголя довольно просто и желательно захотеть этого.

Заметно, что у метода есть хорошо выраженный сопутствующий эффект: хочется «открыть глаза», снять со всех «алкогольную повязку», разрушить сивушную ложь-пропаганду. Хочется, чтобы все вокруг стали трезвыми, здоровыми людьми, без мыслей об одурении, самоуничтожении отравляющими веществами (клеем «Момент», этанолом, никотином, опиатами и т. п. ядохимикатами).

Офицер-подводник.
Вспоминаю директора завода, бывшего офицера-подводника. Могучего сложения, мастер спорта, один из лучших изобретателей округа. Вначале мрачноватый, сомневающийся, с повышенным скептицизмом воспринимавший излагаемый материал. Но моя главная задача - не жаркие бои - полемики, споры, наставления или, тем более, упреки, обвинения. Основное - вначале - подсказать человеку направления для размышлений над алкогольной проблемой. Материал для таких размышлений получают от преподавателя, из научной литературы и окружающей действительности. При правильном подходе результат - осознанная трезвость, крепнущая с каждым днем.

Сейчас, после нескольких занятий читаю: Собрал своих подчиненных и провел с ними беседу о необходимости здорового образа жизни для нашей работы.

Спиртное - это, прежде всего, моральная смерть, за которой может наступить и физическая.

Трезвенные убеждения: трезвый человек - личность, пьяный - подобие (жалкое) человека.

…И многие-многие другие…

Еще одно «пробуждение» - Алексей, электрик, его привели ко мне знакомые после крупных неприятностей на работе и в семье. И вот на второй месяц записи: С переходом к трезвому образу жизни отношения с родственниками и на работе значительно улучшились.

Настроение хорошее, замечаю, что чаще начал напевать, насвистывать. Очень бывает страшно вспоминать, по какой дорожке катился, что мог сделать со мной этот наркотик этанол. Ведь он против воли незаметно отнимает у людей все светлое и человеческое.

Дима - молодой человек, работает водителем. Отслужил в армии, завел семью, увлекся новой работой, постройкой дома. Но «зеленый» все поставил под угрозу распада и гибели. Все же правда трезвенных мыслей побеждает и здесь уже через несколько недель.

Находился в компании пьющих, чувствовал себя спокойно. Вел себя как подобает трезвеннику.

Отношение к пьяницам и алкоголикам - самоубийцы, какое тут может быть другое мнение.

Анатолий - строитель, умелец на все руки, отец семейства, добродушный и покладистый. Но «во хмелю» только чудом не попадал за решетку или в больницу.

И вот второй месяц трезвости: Оба рабочих дня контактировал с пьяными, но исключительно по работе. Предложения выпить были только в шутливой форме. Тоже шутливо, но твердо я от них отказался.

Отношение к пьяницам и алкоголикам? Это трудный вопрос, поскольку я день ото дня все более негативно к ним отношусь, а работать с ними приходится. Опять же, если бы коллеги были сегодня трезвы - решили бы скоро вопросы по работе. А так как нет - то и дело встало. Как же к ним относиться, конечно, плохо.

Последнее время люди, узнающие, что я бросил пить, относятся хотя и настороженно ко мне, но все же с каждым днем все лучше. Мне не хотелось бы все это потерять из-за рюмки водки.

Вид пьяных меня раздражает и пугает. Представляешь себя во всей «красе», и становится стыдно.

Настроение хорошее, много планов и задумок по дому и по даче. Себя держу в руках, полностью контролирую. Своим поведением доволен. Приведу еще примеры рассуждений моих слушателей, освободившихся от алкогольных оков, оста вивших пьяную привычку на многие годы в прошлом.

Наше население усиленно спаивают, потому что в результате пьянства атрофируются мозги, а безмозглым народом легче управлять.

Впервые лет за двадцать отмечал Новый год «всухую», по-новому, по- здоровому, по-трезвому, с семьей. Днем погуляли по праздничному городу. Сходил с дочкой на елку.

Я думаю, что трезвость, полная принципиальная трезвость - это огромное достоинство человека, и тот, кто обладает таким достоинством, может гордиться этим.

Такие трезвые мысли могут теперь составить не одну книгу, где блистает пробудившееся сознание, принесшее людям великую победу над собой. Далее представлю еще примеры трезвых рассуждений из дневников и конспектов по теории метода.

«Зачем все эти многочисленные примеры?» - спросите вы. Разумеется, они здесь помещены не для того, чтобы похвалиться: вот какой я молодец, как здорово людей излечиваю! Они для того, чтобы вы увидели: люди самых разных профессий и возрастов, с разным прошлым, иногда самым тяжелым, начиная работать по методуШичко, непременно достигают цели, перестают пить, и у них начинается новая, интересная и радостная жизнь. Пожалуй, именно это самое главное, на чем и нужно ставить акцент, - они не просто перестали употреблять этанол, они стали вместо него в огромных дозах потреблять радость жизни!

И у вас так будет.
Только работайте.

Читайте, вдохновляйтесь их примерами, берите на вооружение их опыт. Мой опыт. Годы борьбы за судьбы людей.

Помочь можно каждому.

Вначале ко мне обращались за помощью в основном знакомые и близкие друзья. Потом потихоньку заработало «сарафанное радио», ибо результаты метода говорили сами за себя.

Но людей было немного. Создавать группы, как традиционно поступали до сих пор в «Оптималисте», я просто не мог, не имел права. У меня на глазах погибал человек и ожидать, пока к решившему покончить с вредной привычкой примкнут еще несколько, было нельзя. За это время «момент решимости» может быть упущен, и человек опять провалится в пьяную трясину. Терять время в таких случаях, как показывал опыт, было крайне рискованно и грозило возможной трагедией.

Обычно вначале обращаются родственники - жены, матери алкоголиков - и получают необходимую информацию о методе, инструкции по «завлечению» на беседу с преподавателем. А потом, улучив момент, когда «клиент созрел», мы организуем встречу с «виновником торжества». Иногда для этого требуются месяцы, а то и годы.

Я не отбираю будущих слушателей по каким-либо характеристикам. Главное вначале, чтобы человек был способен выслушать информацию о методе, ознакомиться с общими сведениями, требованиями, возможностями и прогнозируемыми результатами работы.

Как проходит первая встреча.

Первая встреча во многом определяет дальнейшее развитие событий, в том числе судьбу обратившегося к тебе человека, поэтому и отношение к ней - сверхответственное. Стараешься обдумать каждое слово, паузу, пример, интонацию, ответ на возможную реакцию будущего соратника по трезвости. Наладить начальные хорошие взаимоотношения, понимание, помогает богатый педагогический опыт, годы работы с людьми и, конечно, ощущение, что ты был «в их шкуре», и чувства, которые испытывает сидящий перед тобой человек, тебе хорошо знакомы. Это, может, для кого-то из наркологов пациенты: «они», «виноваты», «докатились», «без силы воли» и тому подобные «отступники». Для меня - это мы, которых когда-то обманули, внедрили ложную информацию о «культурном», «умеренном» алкогольном самоубийстве. А развеять такую ложь довольно просто, доступно и равно возвращению в полноценную радостную жизнь.

Вот и тревожишься, переживаешь за человека, которого ввели в заблуждение, и хочется, чтобы он быстрее вошел в колею занятий, прочувствовал на себе силу, эффективность метода.

Всегда необходимо подчеркивать общедоступность будущей работы: бежать марафон или писать дипломы вам не придется. Но, с другой стороны, «легкой прогулки» обещать не могу.

Еще мой наставник Борис Спиридонович Павлов учил: «Метод трудовой: что наработаешь, то и получишь». Как, впрочем, при обучении любым предметам в курсе школы, училища, вуза и других учебных заведений. Но при любом старании, мастерстве преподавателя результат все же будет определяться в первую очередь ответственной и добросовестной работой слушателя.

Проговариваем принципы работы.

В нашем деле необходимо максимально исключить фактор зазнайства, самоуспокоенности, беспечности, звон «медных труб» после первых неизбежных успехов и отрезвления, которые наступают уже через несколько дней или недель. Человеку начинает казаться, что все уже позади, проблема с алкоголем ушла навсегда и безвозвратно, так как никакой тяги, переживаний, воспоминаний о спиртном уже нет. Поэтому можно далее не утруждать себя работой с дневниками, все само образуется. Но, попадаясь на такую удочку, не окончив работу, не пройдя курс до конца, человек неизбежно встречается с «тетушкой Немезидой», которая карает лентяя бесстрастно и неотступно: восстанавливает из осколков питейную программу и с неотвратимым возмездием обрушивает срывы и рецидивы алкоголизма.

Подробнее об этом говорим на следующих встречах, а вначале - настраиваемся на долговременную, серьезную, ответственную работу. Здравые догадки о необходимости самоспасения от пьянства ощущаются большинством слушателей не только по словам преподавателя, но и по своему «разгромному», полумертвому, как правило, к первой встрече состоянию.

Вначале не так важны теоретические изыски, как доверительная, сочувственная, с пониманием, доброжелательная обстановка. И ты ведь не критик, не следователь и не судья, а такой же в прошлом обладатель пьяной вредной привычки, и ныне консультант, помощник, проводник в джунглях алкогольных проблем. На первых занятиях уточняю: «Идти через трудности и трущобы будем вместе, я знаю дорогу к выходу из пропасти, но преодолевать препятствия, управлять собой будете самостоятельно». А в результате занятий вы скоро научитесь непринужденно, естественно для нормального человека исключать из своего «меню» отравляющие вещества, наркотики. Будете легко и свободно управлять своими трезвыми мыслями, желаниями и поступками. И здесь все про сто: желание, например, подышать клеем «Момент», пить этанол, курить табачный дым быстро проходят и никогда не возвращаются к человеку, если он ясно понимает природу и порядок использования этих ядохимикатов.

Внушать страх или отвращение в отношении щелочи С2Н5ОН и разновидностей подобной алкогольной отравы нам не потребуется. Постепенно, поэтапно мы с вами непременно придем к пониманию того, что использование этанола возможно и даже необходимо, но лишь в промышленном производстве: для обезжиривания поверхностей, производства каучука, в качестве топлива и т. п. От занятия к занятию, называя вещи своими именами, с научных позиций мы быстро обретаем проясненное трезвое сознание. А далее, окончательная победа - вопрос времени: полгода закрепления своих знаний в процессе ведения дневников, приобретение трезвого опыта, оздоровление, восстановление лучших своих качеств.

Когда усилия обучаемого воплощаются в усердном, творческом, от души написании дневников и сочинений - неминуемо достигаются высокие, устойчивые результаты отрезвления. Исключений не бывает никогда!

Пишем сочинения.

В начале книги мы с вами говорили о том, что по ходу избавления от зависимости необходимо периодически писать что-то вроде сочинений на заданные темы. Темы эти формулируются по-разному: «Как я приобрел вредные привычки», «Что принес мне алкоголь», «Они уже умерли» и т. д. Если вы не чувствуете в себе таланта Льва Толстого, не пугайтесь. От вас никто не требует ни изящного стиля, ни писательского мастерства. Цель написания сочинений - упрочить в сознании мысли о пагубности вредной привычки винопития, еще и еще раз доказать себе, что находишься на пути к победе, и она, желанная, - уже не за горами!

Периодичность написания сочинений - один раз в месяц. Писать их нужно обязательно! Это неотъемлемая часть метода. Пусть даже они будут не длинные, но непременно искренние.

Если вы работаете с инструктором, то он даст прочитать сочинения ваших предшественников. Для тех, кто работает по методу самостоятельно, я предлагаю ниже подборку выдержек из таких сочинений прошлых лет, иногда очень давних, иногда совсем недавних (авторская стилистика, орфография и пунктуация по большей части сохраняются).

Как пользоваться данными сочинениями? После прочтения всей книги в целом, когда вы начнете самостоятельно работать по методу, один раз в месяц задайте сами себе тему сочинения. Затем прочитайте целиком подборку по одной из предложенных тем. И - вперед! Искренне и нелицеприятно запишите то, что идет из вашей головы и вашего собственного сердца.

Сочинение «Как я приобрел вредные привычки»

Никогда бы не подумал, что мне придется обращаться за помощью в клуб «Оптималист». Всегда полагал, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. И все обходилось до поры до времени, пока здоровье не стало резко ухудшаться; сердечные приступы, гипертонические кризы, острые воспаления поджелудочной железы, печени и т. п. Серьезно встал альтернативный вопрос: либо жить, но по-умному, либо умереть? Но ведь каждому человеку жить хочется, и поэтому по настоянию жены - я здесь, в «Оптималисте». До этого был наслышан о методе Г. А. Шичко как об одном из самых результативных и потому решил попробовать: ведь попытка - не пытка.

Итак, основные причины обращения в клуб «Оптималист» - пьянство и курение.

А теперь вкратце, как я докатился до такой жизни.

Жизнь моя во многом типична для людей моего поколения - детей войны. Родился перед войной, в 1938 году, в деревне Нижненовгородской области. Отец был бухгалтером, мать - звеньевой в колхозе. Отец ушел в армию и вернулся, слава Богу, целый и невредимый, только в 1946 году. В войну, как и все люди, испытал и голод, и лишения. Спасло только то, что имели свое приусадебное хозяйство и скотину, так как из колхоза забирали все под чистую.

Курить попробовал впервые в 6-7 лет. А дело было так. Был у меня двоюродный брат (старше на 5 лет), который уже вовсю покуривал. С табаком в войну было плохо, а дед его выращивал, и мне часто приходилось ему помогать сушить, мять и резать табачные листья и стебли. Братишка это знал и просил незаметно брать для него табак, что я и делал многократно. За это он и его товарищи разрешали мне играть с ними в карты и другие игры. Нужно было пройти специальный тест: набрать полный рот дыма, сделать полный вдох, сказав при этом: «Иван», если не закашляешься при этом, и на глазах не будет слез - все, свой парень.

Спиртное попробовал впервые в 10 лет. По мню, пошли мы с родителями в гости в соседнюю деревню. Взрослые организовали праздничный ужин для себя, а нас, пацанов, отправили рядом в дом, где также накрыли стол с пирогами и квасом. Однако гостеприимный хозяин - тоже пацан, решил побаловать гостей: вместо кваса налил по 1-2 стакана деревенского пива (делается из солода на хмелю с добавкой дрожжей), которое бывает до 12 градусов и более. Все мы захмелели, пошли кататься на санках с горки, падали, хохотали как сумасшедшие, пока нас не забрали родители и не надавали «под зад».

Лет в 13-14 почти все мои сверстники побросали школу, стали работать и, естественно, курить с чувством собственного достоинства, как взрослые. Хотя меня дома и ругали за курение, я иногда с ними покуривал. По-настоящему, открыто, начал курить, когда закончил 10 классов, когда пошел работать грузчиком, так как в летное училище, о котором мечтал, не прошел по здоровью: подвело цветоощущение, оказался дальтоником.

До 17 лет изредка выпивал с приятелями, но скрытно, т. к. дома это не приветствовали. Делалось это, в основном, чтобы быть развязнее с девушками. В 18 лет поступил в техникум.

Проучился около трех лет, окончил с отличием. Поработал полгода на заводе, а затем поступил как пятипроцентник в институт. В институте уже много курил (пачки по две), но на спор однажды бросал на месяц. Выспорил бутылку коньяка. Выпивал, в принципе, редко, в основном когда на танцы пойдешь или экзамены сдашь (что делать: мода такая была). Выпивали тогда почти все и очень часто, сейчас вспоминаются веселые студенческие вечеринки, на которых спиртного было мало, но зато песен - сколько душе угодно. Окончил институт с отличием, началась трудовая жизнь в научной организации и учеба вечером в госуниверситете. Опять тяжело, выпить некогда, да и не на что (получали-то тогда гроши), но зато курил как сапожник. После трех лет перешел работать в заводскую лабораторию, вечером преподавал в техникуме и писал диссертацию. Пить опять некогда, только урывками, ну а курил-то уже вдоволь, до посинения. Через семь лет наконец-то защитил диссертацию кандидатскую, и вот тут-то меня в первый раз серьезно и стукнуло: через два дня после защиты угодил на месяц в больницу с сердечным приступом. Далее перешел работать в научную организацию: в одну, в другую, в третью. Деньги стал получать неплохие: курить стал поменьше и дорогие сигареты, но и выпивать стал почаще и покруче.

Вот тогда впервые почувствовал, где у меня печень, где поджелудочная железа, да и желудок тоже. Кровеносные сосуды на кистях рук и стопах ног сузились. Руки и ноги стали мерзнуть даже при небольшой минусовой температуре. Однако появилась устойчивая привычка к потреблению спиртного и к курению. Стали появляться синдромы похмелья: если раньше вообще не опохмелялся, а тут уже появилось желание, с которым иногда уже и не справлялся. Когда бывало плохо после пьянки, не курил по 2-3 дня. Два года назад по велению времени перешел работать в малое предприятие: денег достаточно, времени хоть отбавляй, на работу по утрам ходить не надо. Вот тут и началось: пьянка-опохмелка, снова пьянка-опохмелка и т. д. и т. п. И куришь как черт при этом, сигарету из зубов не вынимаешь. В выходные дни люди на дачу вкалывать едут, а я лежу, вылеживаюсь, чтобы с понедельника все начать сначала.

Жене и сыну надоело смотреть на все это, да и сам я не рад этому. А бросить уже трудно самому. Пытался и так, и эдак. Не выходит, не получается.
Что делать?
Пришлось идти к вам, сдаваться!
Может, что-нибудь и получится?

Сочинение «Что хорошего дал мне алкоголь»

Женился я рано, по любви, на красивой молодой девчонке, приехавшей работать в наше село. Жили мы отдельно от родителей, я очень любил жену, помогал по дому. Вскоре у нас родилась дочь. А через семь лет - вторая. Тут все и началось. Я стал пить. Днем на работе, вечером пьяный. Жена плакала, я обещал, но все повторялось. Начались ссоры, она стала болеть. Я ей не верил, говорил: «Ты притворяешься».

Дети подрастали, часто я слышал от них: «Что ты, папа, делаешь, маме ведь плохо, сердце больное у нее». Я прекращал пить и начинал снова. Однажды приехал из командировки, не был дома месяц. Соскучился по близким, думал в дороге о них. На вокзале встретил друзей, посидели, выпили, и я, уже нетрезвый, пошел домой. Дверь открыла жена. Посмотрела на меня, ничего не сказала и ушла в комнату. Я возмутился, что меня плохо встретили, стал нарываться на скандал, но жена молчала, как каменная, глаза ее были полны слез.

Я лег спать. Проснувшись через пару часов, подумал, что я не прав, пойду извинюсь перед женой. Захожу в комнату. Только сейчас я увидел, что в зале стоял праздничный стол. Дети, заметив мой взгляд, сказали: «Мы тебя ждали, мама наготовила всего, торт испекла». Жена лежала на диване. Я понял, что она снова заболела. Взял ее руки в свои и так молча сидел, ничего не говорил. Жене стало хуже, вызвал врача. До больницы я ее не довез. Она умерла по дороге.

Прошло три года. Живу один. Я хожу к жене на кладбище, разговариваю с ней и думаю, что она меня слышит. Дома часто листаю фотоальбомы, где мы вместе с детьми, и плачу. Мне теперь ничего не надо, я бы все отдал, чтобы она была жива. Старшая дочь вышла замуж, есть внук, но она живет отдельно, разговаривает со мной сквозь зубы, когда приезжает на годовщину. А младшая сказала на похоронах: «Никогда тебе не прощу смерть мамы». Сказала, как отрезала.

Живу, не знаю зачем. Умереть не боюсь, зато будем вместе. Я уже совсем седой, а мне только 48 лет…
* * *
В школе у меня была подруга Вера В. Растила ее одна мама, старалась ей дать все. В школе Вера была председателем совета отряда, окончила школу без троек, закончила техникум, институт, музыкальную школу. Я это пишу к тому, что это был интеллигентный человек. Выпивать она стала с мужем, сначала понемногу, а кончила тем, что стала приемщицей винной посуды. За стакан вина она могла пойти с любым алкоголиком. Я никогда не забуду, как ее 16-летний сын тащил ее, голую, с чердака. Мы с ней разошлись, я не могла ей помочь, ЛТП, милиция - это ее путь.

Сочинение «Методы лечения от алкоголизма»

Как я прочитала, уже 30-50 г алкоголя (40 %), даже рюмка водки, бокал вина, кружка пива нарушают высшие функции мозга; сообразительность, память, внимание... Отравляющее действие такой дозы на мозг сохраняется в течение 12-28 дней. Соответственно если дважды в месяц поглощать указанную «меру» - мозг постоянно отравлен, - гибель его клеток, уменьшение объема, «сморщенный мозг» - выводы очевидны. Тем более, в таких режимах многие алкоманы разрушают мозг не день - неделю, а годы и десятилетия. Кому же здесь польза от «умеренного», «культурного» самоотравления, самоубийства?

Какие я знаю методы лечения? Различное кодирование: гипноз, электровоздействие и т. д., химзащита (подшивание, заглатывание ампулы, укол в вену), иглоукалывание; лазеротерапия, гомеопатия и электростимуляция гипофиза - то, что я пробовала, и метод Г. А. Шичко. После кодирования и химзащиты почти все люди со временем возвращаются к алкоголю. Причина в том, что питейные убеждения в сознании не меняются, а воздержание держится, как правило, на страхе. Человек потом очень нервничает, раздражается, мучается, чувствует себя в пьющей компании белой вороной и вообще каким-то неполноценным. Ему временами хочется выпить, как и раньше, но он знает, что может умереть. Не каждый выдержит такую пытку.

Хорошо еще, если некоторые методы запрещают потом выпивать даже каплю этанола, а ведь есть и такие, и это просто страшно, которые заманивают алкоголиков тем, что им придется не совсем отказаться от этанола, можно будет понемногу выпивать, только «умеренно». Вот это уже настоящее преступление. Надо быть совсем незнакомым с алкогольной проблемой, с психологией алкоголика, не понимать, в какой зависимости находится человек, чтобы такое предлагать. Ведь стоит ему оставить эту лазейку в сознании (можно чуть-чуть выпить), как он тут же ею воспользуется, и тогда срыв и продолжение алкоголизма неизбежны. В корне отличается от перечисленных способов метод Г. А. Шичко. У человека полностью перестраивается сознание, разрушается алкогольная запрограммированность. Исчезают привычка и потребность в алкоголе. Человек сам, сознательно, отказывается от алкоголя во всех видах и до конца жизни. И это оказывается надежнее всяких кодирований и химзащиты. При условии выполнения всех требований метода результат близок к 100 %. И главное, что человек не чувствует себя ущербным или обделенным. Его совершенно не беспокоит, что все за столом пьют, а он - нет. Никакие насмешки и подначки собутыльников его не задевают, настроение хорошее и без всякой выпивки. Человек гордится своим трезвым, здоровым образом жизни и чувствует свое превосходство над алкоманами. И это все результат измененного сознания и окрепшей нервной системы благодаря воздействию метода Г. А. Шичко.

Ключевой вопрос метода Шичко - это очень хитренький и совершенно непонятный непосвященным вопрос: «Зачем? Зачем пить?» Я его осознала только после полутора месяцев занятий, находясь в пьющей компании. Любой обыватель, не задумываясь, ответит: как зачем? - чтобы весело было, настроение поднять, расслабиться, раскрепоститься и т. д. На самом деле, я на себе ощутила, что совершенно не нужно для этого прибегать к искусственным возбудителям типа алкоголя, тем более, когда при этом явно отравляешь и уничтожаешь свой мозг. И так хорошо, и так весело, и настроение приподнятое, и нервная система в порядке, а плюс еще никакой головной боли поутру и похмельного состояния!

Сочинение «О тех, кого нет с нами»

…Он окончил школу с золотой медалью. Успешно сдал экзамен в институт. Окончил его с красным дипломом. Стал инженером-электронщиком. Работал в институте. Работа увлекала. Бывал за границей в командировках. Его ценили и уважали.

Женился, пошли дети - двое (дочка и сын). Получил квартиру. Купил машину, дачу. Все есть. Живи и радуйся, но нет…

Стал выпивать, приходить домой поздно. То диплом обмыли, то докторскую, то новый проект утвердили, то изобретение новое, то открытие. И началось.

Сначала понизили в должности, потом уволили. Несколько раз менял работу, скатываясь все ниже и ниже. Стал уже грузчиком в магазине. Но и там долго не задержался, выгнали. Жена долго терпела, но не выдержала, ушла. Квартиру оставила ему, все оставила. Думала, одумается. Но нет. Пропил он все: квартиру, мебель, дачу, машину. И остался ни с чем. Два раза лежал в психдиспансере и даже в ЛТП. Но тщетно. Ночевал где придется. Пил все что только можно.

Однажды, увидев его, я поразился. Ему 42 года, а передо мной стоял глубокий старик.

И вот, напившись какой-то дряни, он возомнил себя Дон Кихотом. И решил сразиться со встречным самосвалом. Результат известен… Такая же, или почти такая же, участь ждала и меня. Не попади я в «Оптималист». Но теперь все, точка. Надо жить и радоваться жизни. А не влачить жалкое существование. И я твердо уверен, что иного пути у меня уже не будет. И я благодарен тем людям, которые борются за нас. Не отдают нас алкоголю. Делают нас людьми. Спасибо вам, товарищи!
* * *
Из друзей, наиболее близких ко мне, от алкоголя погибло двое. Это Игорь Петров и Сергей Ревенко, и оба в 30 лет.

Игорь Петров и я учились в одной школе, хотя Игорь был немного старше. Учился Игорь хорошо, характер очень спокойный, немного обидчивый. Среди ребят пользовался большим уважением, был не жадным, готовым поделиться последним. Жили мы в соседних домах. Вечерами собирались во дворе, обычно человек десять, все свои. Играли в теннис, футбол, зимой в хоккей. Как-то вечером один из друзей вынес из дома вина, да не одну бутылку. Был праздник. Выпили, опьянели, всем понравилось. По-моему, вот с этого и начались у нас массовые выпивки, хотя все, конечно, пробовали выпивку и до этого. Выпив, все становились веселее, а вот Игорь, выпив, иногда думал, что смеются над ним, и незаметно уходил. На одном из праздников, когда он, выпив, захотел уйти, это заметили и не стали его отпускать, тогда он вышел на балкон покурить и спрыгнул со второго этажа, с ним ничего не случилось, он встал и ушел. Затем, походив минут тридцать, он пришел как ни в чем не бывало и праздновал дальше. Правда, до этого случая мы пили ежедневно несколько лет. И на эту выходку никто не обратил внимания. А зря. В ночь с 31 декабря на 1 января, на Новый год, Игорь поехал к родному брату в гости на пр. Черкасова и, выпив, вдруг захотел уйти, вышел на балкон и прыгнул, но этаж оказался девятым… Диагноз - белая горячка, приобретенная злоупотреблением алкоголя. С Сергеем Ревенко мы подружились на работе. Через день работали, а выходной проводили вместе. Пили каждый выходной и много. И через несколько лет такого отдыха Сергей заработал гипертонию. Пробыв несколько месяцев на больничном, он вышел на работу, но не пил всего несколько дней, а затем все пошло по-старому, и ни я, и никто из друзей не смогли, да, наверное, не особенно и старались отговорить его от выпивки. Итог! В 30 лет кровоизлияние мозга. Водка!

Сочинение «Мой самый позорный день»

Одним из самых позорных дней в моей жизни считаю тот день, а вернее, ночь, когда я совершенно закономерно попал в медвытрезвитель. Случилось это прекрасной июньской ночью, лет 10-12 назад.

В то время я преподавал в Ленгосуниверситете, и в этот день под моим научным руководством защитил диплом мой друг детства, с которым мы жили в одном доме и учились в одном классе. После успешной защиты вместе с другими моими дипломниками - и это было незыблемой традицией - пошли отметить данное событие в ближайшее кафе. Все было очень пристойно. После кафе все разошлись, а мы с моим другом решили продолжить и обошли еще несколько питейных точек. Мозговой яд полностью лишил меня воспоминаний о завершении этого чудесного, в смысле погоды, дня.

Когда память стала ко мне возвращаться, я не сразу понял, где я и что со мною. Кругом кровати. На одних из них спят люди, другие свободные. Больница? Ощупал себя, вроде, все цело, ничего не болит. Я встал, пошел к двери, которая оказалась закрытой. Я стал в нее стучать. Когда она открылась, передо мною возник человек в милицейской форме, который попросил меня не шуметь и не мешать отдыхать другим, в противном случае ко мне будут применены менее гуманные меры. Я понял, что нахожусь в медвытрезвителе, но так как я был еще под влиянием спиртного, то повел себя совершенно не свойственным мне образом. Я стал барабанить в дверь, требовал вызвать прокурора и угрожал работникам медвытрезвителя. Вот что может сделать с уравновешенным, спокойным человеком алкоголь.

Закончилось мое выступление тем, что меня вывели из этой тихой, уютной комнаты, силой отвели в подвальное, без окон, помещение, в котором смогло поместиться только одно кресло, и совершенно голого накрепко к нему привязали. Хоть и был июнь, в этой бетонной клетке было ужасно холодно. Но так как винные пары продолжали действовать и я себя считал ужасно оскорбленным, я, к удивлению «врачей», развязался и опять стал барабанить в дверь. Закончилось это тем, что они стали лечить меня путем точечного кулачного массажа моих внутренних органов, после чего я опять был привязан. Холод быстро приводил в чувство мой отравленный алкоголем мозг. И когда через некоторое время ко мне в «палату» для одного пациента зашли «врачи», я вел себя как настоящая побитая собака. Я не думал о том, что меня могли просто забить насмерть. Весь позор и стыд, который я испытываю и до сих пор, заключается в том, что я всячески унижался перед ними, прося не сообщать о моем пребывании в их заведении на работу, так как это грозило мне прощанием с преподавательской работой в университете. Алкоголь, который я употребил тогда, породил во мне последовательно совершенно разных, но одинаково омерзительных для меня людей. Первый - нахальный, злобный, самовлюбленный, не могущий трезво оценить ситуацию. Второй - уже достаточно трезво оценивающий ситуацию и готовый на все унижения, чтобы из нее выйти.

К сожалению, должных уроков я из этого случая тогда не извлек, и хотя в медвытрезвитель я больше не попадал - пить, и пить много, продолжал. О чем сейчас глубоко сожалею. И если моя рука когда-нибудь потянется к рюмке, я буду бить по ней черными, унизительными воспоминаниями о той прекрасной июньской белой ночи.

Сочинение «Чужого горя не бывает»

Что может быть страшнее, чем больные дети? Наверное, только мертвые дети. Я не стану писать о банальных случаях избиений в пьяном виде родителями своих детей. Это, к сожалению, частые явления, хотя мириться с ними невозможно. Я расскажу не о самых близких мне людях, не о родственниках, а о детях, которые постоянно у меня на глазах. Я работаю в клинике, где все от мала до велика инвалиды. Но два этажа нашего огромного здания посещаем с особенным чувством. Чувством нежности и сострадания. Это не пустые слова - это правда. Два отделения, дошкольное и школьное младших классов, это прямой укор нам, взрослым, всем, пьющим и непьющим, курящим и некурящим. Двум лагерям - виновникам и попустителям. Итак, два отделения инвалидов, инвалидов детей, которые и сами-то не понимают, что они инвалиды. А что привело их в этот лагерь? Чаще всего - алкоголь. Нет, не алкоголь, а алкоголизм, алкоголизм их родителей, пивших до их зачатия, после их рождения и во время их воспитания, если таковое было. Спокойно смотреть на их счастливые, улыбающиеся мордашки нельзя, обязательно улыбнешься в ответ. Но, опустив взгляд ниже, там, где должно быть нормальное милое тельце, улыбка исчезает. Самые счастливые из них не имеют всего лишь одной ручки, как правило, из наших детей на двоих одна нога и две руки. Родители, пропившие свою совесть и честь, при появлении такого ребенка с наглостью кукушки бросают его, продолжая «упиваться» жизнью. А он, лишенный и ласки и внимания, растет в специальных детских домах, и, если ему повезет, то попадет к нам.

Бывают и другие «родители». Ребенок по каким-то непонятным явлениям рождается без физических отклонений. Он растет в семье, хотя и в пьющей, но в семье. И вот в одно прекрасное время папа, не успевший добрать свою норму в питии родного напитка, оставляет сына у дома, а сам с закадычными друзьями распивает за углом. Итог прост, но трагичен. Машины притягивают мальчугана, и он на улице. Если ребенок не погибает, то инвалидом становится обязательно. Кто виноват? Пьяный папа со слезами на глазах кидается на шофера, который и так еле жив. Прохожие готовы растерзать нерадивого автомобильного убийцу, и никому не приходит мысль, что несчастный, рыдающий отец и есть убийца своего ребенка. Похожие примеры сплошь и рядом. Мама навеселе бежит через железнодорожный переезд, держа на руках годовалого малыша. Ей кажется, она успеет пробежать перед идущим поездом.

Но алкоголь дает тормоз. Матери нет. Только обрывки тела. Ребенок чудом жив, а ножек нет. Повезло ли этому малышу? Не знаю. И так далее, и тому подобное. Случаи, случаи, случаи. Но во всех первопричина - алкоголь. Только он заставляет не думать о будущем потомстве, только он толкает на безрассудные шаги, только он обрекает нашу надежду - детей на муки. Пусть каждый помнит два этажа в клинике протезирования, которые, к сожалению, никогда не пустуют.

Сочинение «Поведение людей в пьянеющей компании по мере роста уровня отравления мозга»

Отвечаю не по конспекту о степени опьянения, а по собственным наблюдениям. Сначала общее возбуждение, болтливость. Потом, по мере возрастания дозы этанола и ее зависимости от компании, кто-то начинает орать песни с гитарой или без, кто-то танцевать, кто-то выяснять отношения (уважаешь? любишь? и т. д.). Хорошо, если не доходит до драки. Некоторые добреют, расслабляются, начинают вести душещипательные беседы, разбалтывать какие-то секреты. Другие, наоборот, становятся вредными, злобными и пытаются свои обиды и неприятности выместить на ком-нибудь из окружающих (разборки, драки).

Далее, при усиливающемся торможении мозга, после возбуждения, начинают заплетаться языки, люди плохо держатся на ногах, кто-то засыпает, кто-то уходит домой или его уводят, кто-то начинает болтать невразумительную чепуху, но потом тоже уходит или засыпает. Обычно на этом все заканчивается (по крайней мере, в компаниях, где я бывала). Общий неприятный осадок остается только в том случае, когда люди (в том числе и я), выпив дозу этанола, совершают поступки, о которых потом очень жалеют. А так, на следующий день (если обошлось без неприятных эксцессов), все весело вспоминают и обсуждают разные смешные подробности. Обычно забавляет, что кто-то помнит одно, другие - другое, и только в результате обсуждения складывается общая картина.

Сейчас, вспоминая все это (с точки зрения человека «выздоравливающего», с проясненным сознанием, ведущего здоровый образ жизни), вызывает ужас абсурдность нашей веселой реакции на следующий день при обсуждении различных нелепых и позорных поступков, которые мы совершаем под воздействием алкоголя: кто-то заперся в туалете и его не могли оттуда извлечь, кто-то свалился со стула, кто-то с кем-то удалился в соседнюю комнату и неизвестно чем там занимался (вернее, известно, но кто бы мог подумать! надо же, ха-ха-ха), кто-то заснул в шкафу и т. д. Все это кажется ужасно смешным, и люди, к несчастью, совершенно не чувствуют, до какого зоопарка они опускаются.

Если вспомнить шестую степень опьянения - наркозность и летальный исход, то, к счастью, меня миновала судьба быть очевидцем чьей-то смерти после передозировки алкоголя.

Отрывки из сочинений «Я и алкоголь»

Возвращаясь в мыслях в прошлую сознательную жизнь, вспоминая прошедшую молодость и зрелость, как на экране телевизора видишь падения и взлеты свои, видишь, кем бы ты мог быть, но не стал, каких вершин мог бы достичь, но не достиг, и все по причине употребления алкоголя. Воспитанник Адмиралтейского завода, окончив сварочный техникум и будучи одним из лучших мастеров по сварке, накануне вечером с друзьями напиваюсь. Засиделись до полуночи, а утром напиваюсь снова, так как по ошибке выпил неразбавленный спирт. И в таком непотребном виде еду на работу. В результате - перевод в помощники мастера, а затем, после вторичной пьянки, уже прямо на заводе, увольнение по статье.

Впоследствии, где бы я ни работал, неоднократно из-за пьянки мне предлагали уволиться самому, чтобы не увольнять по статье. Очевидно, спасало мастерство и умение работать. Но приходилось увольняться. На новом месте я некоторое время держался, потом все начиналось сначала, и картина повторялась. Вот что «хорошего» мне дала пьянка в смысле карьеры. Я уже не говорю о пропитых деньгах. Наверное, в эту алкогольную яму свалилась не одна машина, которую мог бы купить на пропитые деньги. Да и зарабатывать я бы мог намного больше, но что зарабатывал сверх зарплаты, все уходило опять на «кормежку» «зеленого змия».

Только сейчас понимаешь, сколько ушло сил и энергии впустую. Сколько раз по пьянке был на волосок от смерти, сколько скандалов в семье можно было избежать. Поневоле приходишь к выводу, что на протяжении всей моей жизни пьянка ничего хорошего не принесла, один вред! К такому грустному заключению приходишь, думая о прожитых годах!

Конечно, вспоминая прошлое, и свою жизнь, невольно вспоминаются и «друзья» собутыльники, и родные, близкие мне люди. Четыре дяди, умнейшие ребята, отличные портные (дед мой был портной), имея высшее образование, работая на хороших местах, умерли сравнительно молодыми, чуть старше меня. Ни один из них после 40 лет не смог удержаться на своем месте, пропитание добывали шитьем, а потом уже и шить не могли и работали сторожами и т. п. А сколько осталось в памяти людей, которых близко знал, которые ушли из жизни раньше времени, «подружив» с алкоголем. Одни покончили с собой, другие от инфарктов и инсультов. А сколько сейчас живут, но достала их расплата за выпитый этанол и курение в прошедшие годы. Двоюродный брат без ноги, брат жены - инвалид 2-й группы (инсульт), муж сестры не может ходить, но курит по-прежнему. Вот так, вспоминая ушедших и еще живущих, зная хорошо их образ жизни, опять и опять приходишь к выводу, что пьянка никому не принесла пользы. Только алкоголь повинен во всех бедах этих людей, он сделал их калеками, разбил семьи, заставил уйти из жизни.

А если все мои рассуждения просуммировать, то получаем, что ни один пьяница или алкоголик не были счастливы в своей жизни. Только трезвенник живет полной полнокровной жизнью, только он знает все ее радости и прелести. Жизнь, какая бы она ни была, все же прекрасная штука, и быть в ней надо с трезвой головой. Жаль, что прозренье пришло поздновато, но это все же лучше, чем если бы не пришло совсем.
* * *
Первый раз я попробовала алкоголь, когда мне было 16 лет, в компании подруги, на Новый год. Это было сухое вино. Потом выпивали по праздникам и считали это вполне нормальным явлением. При этом уже пили и вино, и водку, и самогон, и спирт.

Систематически начала выпивать полтора года назад - каждые пятницу и субботу. Иногда и среди недели, но в эти дни сильно не напивалась, так как нужно было утром идти на работу. Дозы выпитого постепенно увеличивались. Спиртное предпочитала крепкое - водка, коньяк. Меньше жидкости - больше эффекта. Пила в основном в кабаках, в барах, на дискотеках, на пикниках. Моим главным собутыльником во всех пьянках была моя лучшая подруга Таня. Где мы только ни были и с кем только ни пили. И из любой компании выходили чуть ли не «победителями» - мы перепивали частенько даже парней.

Тягу к спиртному я заметила сама и сразу же признала это. Однажды, проснувшись утром после похмелья, я поняла, что не испытываю отвращения к спиртному и даже выпила бы опять (чего-нибудь слабенького). И вот тут мне стало страшно. Я стала бить тревогу и пыталась заговорить с Таней. Но она отвечала: «Да не переживай ты, мы справимся, мы сильные, мы не сопьемся...» И мы продолжали посещение злачных мест, продолжали пьянствовать. А наутро, уже проспавшись, мы встречались и хихикали, как идиотки, над тем, что вчера натворили. Бурно обсуждали прошедшую вечеринку и с умным видом расходились на неделю. Таня жила в общежитии в Питере, и потому мы виделись только по выходным. А в следующие выходные повторялось то же самое.

И вот тогда я поняла, что живу от субботы до субботы. И уже с трудом переживаю трезвые дни. Я поняла, что тяга к спиртному у меня все сильнее, и дальше так продолжаться не может. Мне было страшно жить с этими мыслями, а поделиться ими я могла только с Таней. Но при всем моем уважении, симпатии и дружеских чувствах, которые я испытываю к ней, она не ощущала эту проблему столь серьезно. И тогда я решила бороться с этим пороком сама. И вот тут (совершенно случайно) я узнала о В. В., о том, что он помогает людям. И я, не задумываясь, набрала его телефон.

Что «хорошего» мне дал алкоголь? Ничего. После бурных выходных дней, которые я считала отдыхом, у меня вообще не было сил и желания работать. У меня была замедленная реакция на все, что делалось вокруг. Я плохо соображала, даже деньги считать не могла. Я была просто «тормозом». Лишние килограммы у меня тоже появились из-за пьянок. Обычно мы, когда пили, закусывали тщательно, а после этого ложились спать, что и привело к избыточному весу.

О тех, кого нет с нами по вине алкоголя. Мой двоюродный брат замерз по пьянке и умер. Ему не было 30 лет. Первого мужа моей тети сбил поезд, когда тот в нетрезвом виде шел по путям. Ему было 35 лет. Второй ее муж умер от цирроза печени, потому что пил всю жизнь. Ему было 48 лет. Позорных дней было очень много, я не хочу о них писать. Я хочу, чтобы они остались в прошлом, как будто бы это было не со мной.

Первые успехи и достижения. Не пью уже 1,5 месяца, даже в свой день рождения не пила. Не курю более четырех недель. С каждым днем психологическая тяга к алкоголю становится все менее заметна, ее почти нет. Сама удивляюсь, но волей-неволей, в разговорах с людьми, начинаю пропаганду трезвого образа жизни. Особенно мне в этом помогают беседы с В. В., книги Ф. Г. Углова и, конечно, мои дневники и конспекты. Недостаток в работе. Иногда ленюсь обливаться холодной водой, но все равно заставляю себя это делать.

Планы. Немедленно и навсегда настроена на полный отказ от алкоголя и курения. В течение 4 месяцев - сбросить 15 кг, похудеть. Начать занятия физкультурой, гимнастикой. Сдать на права, водить машину.

Сочинение Валерии Николаевны «Я избавляюсь от алкоголизма»

Привычка выпивать спиртное сформировалась у меня достаточно рано. Начиналось все еще в старших классах школы. Я дружила с ребятами старших классов и, соответственно, отмечала с ними праздники. Все было интересно и привлекательно - первые ухаживания, вечеринки, танцы, песни, короче, весело. И это веселье подогревалось небольшими количествами вина, в основном, сухого, но, по-моему, был и портвейн. Мне это нравилось. Я тогда не напивалась и от спиртного чувствовала только эмоциональный подъем. С тех пор все праздничные компании сопровождались возлияниями в большей или меньшей степени.

В Политехническом институте, в котором я училась в дальнейшем, была в то время кипучая студенческая жизнь. Знаменитый студенческий городок привлекал свободой, в отличие от домашней строгой обстановки (дома у меня практически не выпивали). Поездки «на картошку» сопровождали каждодневные небольшие выпивки под гитару, песни и любовные романы. Мне нравилось выпивать, и я считаю, что уже тогда сформировалась привычка к спиртному.

Далее я уже не представляла себе общения без алкоголя - это стало нормой, и мой организм, привыкая к спиртному, стал справляться все с большими дозами. Я не противилась этому. Я даже гордилась тем, что могла выпить порой больше других и, как мне казалось, оставаться трезвой. На работе я уже научилась пить разбавленный спирт и вообще любые спиртные напитки. В более зрелом возрасте перешла на коньяк и считала, что это даже полезный напиток.

Дальше пришла и потребность в алкоголе. Вот тут и начался настоящий кошмар. Но поняла я это достаточно поздно, когда потребность полностью завладела мной, и я стала алкоголиком, дойдя уже до второй стадии. Я перестала принадлежать себе, я стала марионеткой в руках алкогольной зависимости.

Значительно ухудшилось здоровье - это и давление, и вегетососудистая дистония, слабела память, большие волевые усилия были мне уже не по плечу. Все чаще и длительнее становились депрессивные состояния. Нервная система постоянно давала сбои. Стало просто очень трудно жить. Работа была в тягость, любая женская проблема вызывала паническое состояние, и вместо того чтобы разумно и трезво решать проблемы, я просто уходила от них, забывшись в пьяном угаре. Утренние похмелья стали невыносимо тяжелы как физически, так и психологически. Пропадало желание дальше жить и просыпаться по утрам с сознанием вины и вечными угрызениями совести.

Из моих близких людей по причине употребления алкоголя ушел из жизни мой близкий друг в 51 год. Тяжелый инсульт был, как я сейчас понимаю, результатом алкоголизма.

Я сама до недавнего времени находилась зачастую на грани жизни и смерти. Но, слава Богу, ситуация изменилась в лучшую сторону, когда судьба свела меня с В. В. Это произошло 10 января сего года. С тех пор я больше не пью и не хочу этого делать. Метод Г. А. Шичко до гениальности прост и, по-моему, достаточно действенен.

Узнав всю правду об алкогольной программе, об этаноле как о страшнейшем яде и о причинах попадания в алкогольную зависимость, я сформировала ясные трезвенные убеждения. Со временем пробудилось сознание нормального трезвого человека. Сейчас мне просто нравится быть трезвой, я наслаждаюсь этим состоянием.

За две недели трезвой жизни произошли масса чудесных изменений. Я стала намного спокойнее, радостнее. Я снова научилась получать удовольствие от многих вещей. Мне больше не страшно жить, наоборот, вернулись многие интересы, и захотелось настроиться на новый яркий этап в моей жизни.

Трудностей на пути к трезвой жизни за это время я практически не испытывала. Каждый трезвый день я встречала с радостью. Переходные дни (дни ломки) я воспринимала просто как должное. Физические и психологические недомогания меня не пугали, потому что у меня была и есть крепкая вера в благополучный исход нашей с наставником работы. Может быть, я ослеплена благоприятным течением занятий, но, честно говоря, недостатков в моей работе я не могу вспомнить. Я трудилась честно и старательно.

Трезвость сама по себе вызывает и пробуждает желание заниматься здоровым образом жизни. Мне необходимы здоровое тело и здоровый дух как платформа для дальнейшей активной жизни. В ближайших планах - оздоровление. Я знаю, что это длительный и трудовой процесс, но я к этому готова, потому что уверена, что другого пути у меня нет.

Дальнейшие планы связаны с поисками более творческого приложения накопленных знаний и опыта. Хочется, чтобы это было связано с помощью людям, потому что я считаю, что могу быть им полезна. Когда я, наконец, обрету твердую почву под ногами (полная победа над алкогольной программой), возможно, я смогу помогать таким же несчастным, какой была я, попавшим в зависимость от алкоголя.

Первый месяц трезвости

Сейчас каждый день работает на нас, в пользу трезвости. Изучаем необходимую литературу, пишем дневники, занимаемся оздоровлением, главное - так держать, без зазнайства и самоуспокоенности. А хорошие результаты зафиксируем по итогам просмотра дневников в изложении, близком к тексту. Привожу пример такой добросовестной работы слушательницы Валерии Николаевны.

  • Я задала себе провокационный вопрос: «Хотела бы я сейчас выпить спиртного?» И ответила честно: «Ни в коем случае!»
  • В связи с отказом от алкоголя я стала больше любить жизнь. С каждым новым трезвым днем все больше крепнет вера в свои новые возможности и силы.
  • Из моей жизни ушла скука, она стала многогранной, интересной.
  • Я не боюсь сегодняшних трудностей, потому что верю: каждый трезвый день - это маленькая ступенька по лестнице, ведущей вверх, к здоровью и счастью.
  • К пьяным отношусь негативно. Спиртное перестала замечать в магазинах.
  • Сейчас, отказавшись от алкоголя, мне с трудом верится, что все ужасы алкоголизма происходили со мной. Вспоминая свое алкогольное прошлое, хочется воскликнуть: «Какое счастье, что я больше не пью!».

Крылья вырастают от такого оптимизма, радости победы над «змием», хотя до финала еще шагать и шагать, но «дорогу осилит идущий», а куда и как идти по пути трезвости, мы теперь знаем.

Работа с дневниками предусматривает периодический их просмотр, подчеркивание основных мыслей, обобщения, главные выводы, выписки близко к тексту.

Какой прогноз можно дать при ведении дневников с чувством, с толком, с расстановкой (добавим - хорошо, когда еще и с душой, и с вдохновением)? Ответ однозначный - впереди убежденная трезвость. Однако успокаиваться рано. Помним: вести дневники обязательно нужно в течение полугода.

Два месяца трезвой жизни

Если человек «употреблял» почти каждый день, то для него двухнедельное «воздержание» - уже подвиг. Дальше - больше. Месяц - ты уже почти не вспоминаешь о себе прежнем. Два - новая жизнь практически налажена. Привожу вашему вниманию выдержки из дневников моей слушательницы Валерии Николаевны, взявшей очередной «рубеж».

В последние времена, после приема алкоголя в больших количествах, протрезвев, я всегда спрашивала себя: «Ну, кто же или что заставляет меня хвататься за бутылку?» Теперь я получила ответ на этот вопрос. Я вооружена знаниями о том, что со мной происходило, почему и какими методами можно прекратить употребление этанола.

В компании пьющих была у себя за столом, отмечая день рождения. Желания выпить не было никакого. На алкоголе поставлен жирный крест. Я не хочу и не буду пить, выпивающие люди меня не соблазнят. Сегодня я услышала много признаний в любви - это очень здорово и приятно. Это один из самых замечательных моих дней рождения за все последние годы. И это благодаря отказу от спиртного.

Жить трезво в современном пьяном обществе надо еще уметь. И я готова этому с радостью учиться, потому что это сейчас самое главное в моей жизни. «Первым делом - главное!» - это мой девиз на сегодня. Настроение хорошее, эмоции - спокойные. Задумываюсь о построении своего будущего. Желание - запастись здоровьем для новой насыщенной жизни.

Знакомство с книгами по наркологии позволило более тщательно осмыслить проблемы алколизации. Читая их, я как бы вновь прошла весь свой путь к алкоголизму. Возникновение психологической зависимости, рост переносимости алкоголя (я гордилась, что могла выпить намного больше других и не упасть при этом), развитие физической зависимости, псевдозапои (ежедневный прием алкоголя с отсроченным опохмелением после работы, усугублением питья по вечерам и даже ночью). И невозможность дальнейшего существования без спиртного, потому что только этанол мог избавить от душевных и физических страданий. Ловушка захлопнулась полностью!

Синдром отмены после прекращения приема алкоголя (с началом работы по методу) проявлял себя некоторое время в плохом сне, недомогании, болезненности во всем теле, депрессии. Но дневники, обливания водой, восстановили меня для нормальной жизни. Слава Богу, теперь уже все позади! Программа - не пить как минимум два года. Трезвые убеждения крепнут благодаря новым знаниям..

Сегодня в газете «Вестник ЗОЖ» прочитала статью о борьбе с повышенным холестерином. Была крайне удивлена, так как там были однозначные рекомендации приема алкоголя для улучшения текучести крови, предотвращения развития тромбов в сосудистой системе и т. п. Врач- кардиолог в статье советует ежедневный прием 60 г водки или коньяка. Это до чего же мы дошли, что медики рекомендуют ежедневно употреблять наркотическую отраву для улучшения здоровья? А ведь еще более ста лет назад было научно доказано, что этанол неприменим в качестве лечебного средства. Пропаганда алкоголя как лекарства - это так возмутительно, что просто нет слов. Я тоже когда-то «поправляла здоровье» малыми дозами спиртного, а закончилось это второй стадией алкоголизма и значительной потерей здоровья. Страшно подумать, что могут сделать такие статьи с доверчивыми людьми. Скольким людям они принесут ужасные страдания. Короче говоря, я возмущена до глубины души. Вот и доверяй после этого нашей замечательной медицине.

Взаимоотношения с окружающими людьми: мне не стыдно больше смотреть им в глаза, не надо постоянно чувствовать себя обманщицей и делать вид, что я нормальная, когда голова не своя от похмелья, а душа ноет и страдает от угрызения совести.

В связи с отказом от алкоголя появилось много планов на улучшение быта в доме, но надо еще поднакопить физических сил. Спиртное на прилавках магазинов больше не привлекает мое внимание.

Взаимоотношения с окружающими людьми я снова, как и раньше, могу выстраивать по собственному сценарию (в хорошем смысле этого слова), потому что вернулась уверенность в себе.

Читая замечательную книгу С. Успенского «Школа трезвости», была в восторге от того, как просто, доступно и умно изложена правда об алкоголе. Эта книга бесценна по своей необходимости молодым, да и взрослым людям. Только через такую литературу можно воспитать трезвое поколение. Да и людям, попавшим в сети алкоголя, я считаю, книга очень значительно может помочь. Наше поколение было лишено такого рода знаний в школе. Но так хочется, чтобы наши дети и внуки смогли бы изучать литературу по утверждению трезвости, начиная со школьной скамьи.

Сегодня к пьяным, к виду и запаху спиртного просто равнодушна. Пьяницы и алкоголики - люди, попавшие в беду. Им необходима помощь. Мысли о спиртном были, но со знаком минус.

Сегодня в магазине видела пару: женщина с мужчиной. Они стояли в очереди передо мной. В обращении к продавщице я услышала заигрывающие интонации, слишком уж она хотела казаться доброй, веселой и старалась как бы понравиться всем. Это насторожило меня. Я внимательно посмотрела на ее спутника и увидела подвыпившего мужчину, не очень опрятного, с явными следами алкоголизма на лице. И тут повернулась ко мне лицом сама женщина. Мне как будто игла вонзилась в сердце. По возрасту значительно моложе меня. Но как же ужасающе выглядело ее лицо! Припухшие глаза, землистый цвет лица, стеклянный взгляд и жуткий запах перегара. Одета в поношенное неопрятное пальто, грязные волосы выбивались из-под старой страшной шапки. Нет, она не падала, не ругалась, не хулиганила, и ей наверняка казалось, что она ведет себя очень прилично. Я как будто влезла в ее шкуру, и мне на память пришло мое поведение, когда я в этот же магазин прибегала за дополнительной порцией алкоголя поздно вечером и старалась делать вид, что я абсолютно нормальная доброжелательная женщина. Молоточки застучали у меня в висках: «Если я снова выпью, то меня ждет участь этой несчастной. Какая же нормальная женщина захочет стать такой? Нет, я больше не хочу находиться в плену у этого страшного зверя - алкоголя! Господи, дай мне сил окончательно расстаться со спиртным. А я, в свою очередь, буду трудиться столько, сколько надо, и не отступлю». Теперь мне стал совершенно очевиден страшный вред, наносимый алкоголем человеку. Сейчас выходные дни, и особенно заметно в магазинах, как проводят досуг наши горожане. Утром в магазине обратила внимание на женщину, которая, приобретая продукты, взяла еще две бутылки пива. С виду абсолютно приличная женщина. И я поймала себя на мысли: «Зачем ей это пиво, тем более с утра?». Честно говоря, это вызвало у меня просто недоумение.

Вчера возле ларька столкнулась со стайкой подростков. Они нецензурно бранились, были подвыпившие и снова покупали спиртное. Грустная картина. Не хочется, конечно, говорить обо всех, но огромное количество людей пьют, и пьют часто и много, причем от мала до велика. Чего же хорошего мы можем ждать в нашей стране, если общество поголовно спивается?!

А те, кто стоят во главе государства, делают вид, что этой проблемы нет. Получается, что им это выгодно. Странные люди, если не понимают, что в этом пьяном болоте могут потонуть и они сами, и их дети, и внуки. Кого же выбирать в президенты?!

Сегодня утром по дороге на работу видела молодого человека, лежащего прямо на тротуаре и спящего глубоким алкогольным сном. Его не могли разбудить прохожие, он только вяло и нелепо пошевелился и, положив ладошку под щеку, снова впал в беспамятство. Ужасающая картина: вроде бы, перед тобой человек, а вроде бы, и назвать его человеком нельзя. Мимо прошла полупьяная женщина с синюшным лицом, наклонилась к лежавшему и, потрясая полупустой бутылкой пива, промямлила что-то нечленораздельное, с трудом выпрямилась и пошла шатающейся походкой к своей неминуемой гибели. А сколько таких полулюдей сидят или лежат по своим норам.

Я на секунду представила себе картину, если увидеть разом всех петербуржцев этим солнечным весенним утром, проснувшихся с похмелья или еще находящихся в дурмане алкогольного сна. От этого видения мне стало так жутко, как будто я увидела картину конца света. Это было похуже «Гибели Помпеи».

Слава Богу, есть еще и трезвые люди в нашем славном городе. Очень приятно было находиться рядом с ними на экскурсии единомышленников в Михайловском замке. Торжественная красота интерьеров завораживала, а люди вокруг были милыми и приятными.
...
Что же за всем этим следует?
Следует - жить!
Шить сарафаны и легкие платья из ситца.
- Вы полагаете, все это будет носиться?
- Я полагаю, что все это следует шить!..
Ибо сколько зиме не кружить,
Недолговечна ее кабала и опала...

(Лирическое отступление)

К достижению цели - вопреки, наперекор, через преграды Что главное после двух месяцев трезвого образа жизни? Не почивать на лаврах, продолжать работу над собой. Нужно закрепить победу, расслабляться рано. Привычка к алкоголю нарабатывалась в течение многих лет. Теперь надо вытеснить ее другой привычкой - к трезвости. Было бы наивным полагать, что наш путь к победе над вредными привычками усыпан цветами и состоит только из ежедневных успехов и восторгов. Конечно, алкоголь напоминает какое-то время о себе недомоганиями и расстройствами, а главное, «мыслишками» о гипотетической необходимости или уместности его поглощения. Такие «запросы» на рассмотрение к применению посылает до конца еще не разрушенная алкогольная программа. Если человек лишен необходимых знаний по алкогольной проблеме, он, не задумываясь, ответит на такие алкогольные «запросы» поглощением этанола. Ему помогут в этом множественные «обоснования» разумности такого поступка. Они услужливо поставляются из конюшни психологических защит (от «всадника без головы») проалкогольными убеждениями. В нашем случае все по-другому. Когда «мыслишка-запрос» высвечивается на экране сознания слушателя по методу Г. А. Шичко, доминирующая трезвенная программа автоматически блокирует исполнение алкогольной катастрофы могучим стопором - вопросом «Зачем? Зачем пить-то?». Далее слушатель, зная, что никаких обоснований по введению в организм наркотика-этанола в любом виде и концентрации не существует, «посылает запрос подальше» (например, адресуя изготовителям и сбытчикам наркотического пойла). А при заполнении очередного дневника случай появления алкогольного запроса фиксируется, анализируется и окончательно стирается в сознании.

Таким образом, естественный в ходе избавления от алкоголизма процесс появления мыслей об употреблении алкоголя угасает, затухает и слабеет в сознании с каждым днем, не имея подкрепления ни в действиях ни в убеждениях.

Трезвенная же программа с каждым днем все устойчивее, сильнее и неотвратимее утверждает свое победное шествие. В этом нам помогает непобедимый союзник - сама Матушка Природа, предусмотревшая для человека разумного трезвость как естественное, нормальное для всех случаев состояние.

В зависимости от степени алкоголизации и индивидуальных особенностей человека, у кого-то процесс угасания привычки и потребности в алкоголе растягивается на месяцы, а кто-то начинает забывать о спиртном через несколько дней от начала знакомства с методом Г. А. Шичко. Но как показывает многолетний опыт, при ответственной работе с дневниками, литературой, отработкой домашних заданий результат всегда один - полная сознательная трезвость, как правило, на многие годы полноценной жизни. Такой пример - Валерия Николаевна.
...
Чем хуже я себя чувствую, тем чаще посещают меня мысли о спиртном. Умом понимаю, что лучше после употребления этанола мне не будет и потому, безусловно, употреблять эту отраву не собираюсь. Я понимаю, что сейчас наступил такой период, когда все болячки повылезали наружу, и потому закрадываются эти мысли от отчаяния: «Почему же мне не становится лучше? Почему я не вижу быстрых положительных результатов в моем здоровье в связи с отказом от спиртного?»

Да, мне очень хотелось скоро получить хорошие результаты. Но тут я, как видно, не права. Этот период отката надо переждать и перетерпеть, не входя в отчаяние.

Длительное время употребления алкогольной дряни, конечно, же многое нарушило в работе организма. Теперь же нужно достаточное количество времени и усилий для восстановительных процессов. Искушение отчаянием - так я оцениваю сегодняшнее состояние. Алкогольная программа хитрит, как может, ужасно утонченно и коварно. Хочет отобрать у меня трезвые мысли:
Что те мысли?
Пустое, ненужный хлам.
Ты запрячь их в себя поглубже,
Выпей рюмку вина для души,
А там трын-трава -
И беги по лужам.

Но я не поддамся глухой тоске этих психологических ловушек. Я трезвая, умная и волевая!

Я преодолею все препятствия на пути к здоровью, и никакие силы не заставят меня прикоснуться к рюмке с алкогольной отравой. Завтра будет день здоровья! Утром - музыка, зарядка, душ и хорошее настроение.

Сегодня настроение нервное. Эмоциональный спад, похоже на депрессию. Своим поведением не удовлетворена. Мало помогаю маме (опять самоедство). Взаимоотношения с окружающими ровные, хотя с оттенком раздражительности. Устала от грустных мыслей. Все, засыпаю. Трезвость и только трезвость залог моего оздоровления, интересной наполненной жизни. Самостоятельная работа: зарядка, обливание, ведение дневника - все это содействует избавлению от алкогольной зависимости. А сейчас я засыпаю крепким и здоровым сном и завтра утром просыпаюсь бодрой, здоровой и энергичной в шесть часов.

В связи с отказом от алкоголя приходят мыслишки о том, что я лишилась хотя бы нескольких приятных минут или даже часов, которые, как мне казалось, я испытывала после приема алкоголя. Но это подлая ложь, которую внушает мне та самая алкогольная программа, которая, как видно, еще не оставила меня. Я это понимаю, и слушать ее не намерена. Я не буду поддаваться больше лжи и обману, заявляющим о положительных моментах в употреблении алкоголя.

К самостоятельной работе можно отнести: зарядку, обливание, чтение книги Ф. Г. Углова «Самоубийцы» (именно она и напомнила мне сегодня о тех ужасах, которые происходили со мной), ведение дневника. Сегодня в мою голову были опять заброшены мысли - змеи- искусительницы (алкогольной зависимости). Не хочется ей, подлой, оставить мою душу в покое. Она пыталась перевернуть опять все с ног на голову. Черное (алкогольное отравляющее пойло) представляла белым (хороший успокаивающий и веселящий напиток). «Будь как все» - нашептывала она мне. Смутить человека, вставшего на путь отрезвления, - вот ее основная задача. Но я понимаю, что это приближение или уже наступление агонии алкогольной зависимости. И тут наступает момент, кто кого победит. Либо она возьмет верх, либо я, как разумный человек, знающий и понимающий смертельную опасность наркотика этанола, смогу устоять и решительно свернуть шею ложным проалкогольным убеждениям.

Я верю, что добро обязательно должно побеждать зло. Так случится и в моей борьбе с этим страшным злом - алкогольной программой.

Я чувствую сегодня, как моя душа стала полем брани темных и светлых сил. Это не простое переживание, но я знаю, что через это испытание надо пройти, и верю, что светлые силы победят.

Сегодня, в момент некоторого спада настроения, тут же выступила алкогольная программа с предложениями выпить. «Ну что тебе дает твоя трезвость?» - нашептывала она. - Все твои проблемы в жизни остались с тобой. Хочешь, я улучшу тебе настроение? Хочешь, уведу тебя от проблем в алкогольный сон? Хочешь?» Я зафиксировала свои мысли, которые вяло, но все-таки стали рассматривать это предложение. Чудовищно с ней общаться, но все-таки придется ответить этой заразе. «Пошла вон со своими предложениями! - единственное, что я могла ей ответить. - Если уже без тебя, дрянь, тошно бывает, то с тобой в сто раз хуже». Пардон, но я как- нибудь сама справлюсь со своими проблемами, без «помощи алкоголя». Приснилось сегодня, что я выпила маленькую рюмку пива, причем я совершенно его не хотела, а сделала это как бы для отвода глаз на каком-то празднике за общим столом. Но это только сон.

У меня все получится, потому что я сильная, умная, здоровая и радостная! Сегодня, по дороге с работы домой, в голову полезли мысли о спиртном. Была пятница, свободный вечер, ничем особенно не занятый. Захотелось эмоций, и тут же вспомнила коньяк - временная эйфория, вроде бы веселье. Но эта мысль, преподнесенная мне обломками той самой алкогольной программы, тут же была отметена. Я не нервничала и не переживала по поводу этой мысли. Она была явно чужда мне, сегодняшней.

Я сильная, спокойная, уверенная в себе. Я не позволю этой старой ведьме - алкогольной программе - мною руководить. С алкоголем я больше не желаю делить ни свое горе, ни свои радости!

Отказ от алкоголя дал надежду на долгую, здоровую, интересную жизнь. Хочу и могу быть трезвой. Завтра я здоровею, радуюсь жизни, крепну духовно, молодею.

«Благодарю тебя, Господи, за прошедший день, благослови меня на сон грядущий». Долгожданный сон принесет мне отдых и новые силы для завтрашнего дня. Утром: разминка, обливание, хорошее настроение. Все проблемы, которые возникнут завтра, я буду решать спокойно и разумно. Мысль о спиртном (коньяк) возникла у меня вчера после очень трудного дня в состоянии тяжелейшей физической и психологической усталости. Создавшаяся ситуация с мамой ввергла меня в конце концов в пучину отчаяния. Тут же подоспела уже умирающая алкогольная программа и стала заманивать в свои психологические ловушки.

«Хорошо бы выпить коньячка и снять напряжение» - мысль искусительницы, заброшенная в мою уставшую голову. Но, рассмотрев такое предложение сознательно и поймав эту змею-искусительницу за хвост, я не позволила ей впустить в меня свой яд (алкоголь в любом виде и количестве). Но это было еще не все. Свою агитацию алкогольная программа продолжила во сне, воздействуя на бессознательное. Во сне я все-таки выпила коньяка, и мне было после этого очень плохо физически. Впоследствии, вспомнив сон, я, конечно, огорчилась тому, что эта злодейка все еще преследует меня. Хотя, с другой стороны, это просто говорит о том, что не надо успокаиваться - впереди еще много работы и борьбы, надо быть всегда начеку.

Пыталась проанализировать возникновение мыслей об алкоголе. А они, как ни печально, посещали меня. Происходит это в моменты сильнейших физических и психологических перегрузок. Глубочайшая усталость рождает мысли об алкоголе, как «о лекарстве от тяжелой жизни». Кроме того, возникающая в такие минуты жалость к себе очень снижает волевые качества и отбирает последние силы.

Выводы таковы: хватит себя жалеть, так как это чувство не продуктивно и не может решить проблемы. Алкоголь предлагает себя именно в минуты душевного разлада и растерянности.

Вчера, стоя под душем, я послала подальше мысли об алкоголе, и мне стало значительно легче. Подлый враг - алкоголь - нападает на ослабевшего. Это отвратительно, потому что трезвым умом я вижу и понимаю все его психологические ловушки. Но я сильная, умная и волевая женщина и всегда дам достойный отпор этой гадине.